Реклама
Реклама
Реклама

Когда ИТ-сообщество объединяет усилия

Опубликовано: 05.09.2018

видео Когда ИТ-сообщество объединяет усилия

ВСЕ ЛЮДИ ОБЪЕДИНЕНЫ АЛЛАТРА. Добрые Новости. Выпуск 62

Несоблюдение Хартии этики и защиты собственности, принятой АП КИТ, очень дорого обошлось нарушителю



Во второй половине 2005-го — начале 2007 г. волна товарного рейдерства, вслед за некоторыми другими отраслевыми рынками, настигла и рынок ИТ. По опубликованным АП КИТ данным (неполным, поскольку многие пострадавшие компании боятся предоставлять информацию), в этот период жертвами акций товарных рейдеров стали десятки средних и крупных ИТ-компаний.


🔵 BYTOM КРИПТОВАЛЮТА - ОБЗОР ТОКЕНА BTM

Против новых угроз бизнесу

Как впоследствии стало известно, фактически сформировались устойчивые криминальные группы с участием сотрудников правоохранительных органов, оценщиков товара, чиновников РФФИ и руководителей аккредитованных при фонде фирм, сбытчиков изъятого товара. Неправомерное изъятие товара и его дальнейшая перепродажа по заниженным в разы и десятки раз ценам осуществлялось по так называемой «схеме РФФИ» (см. CRN/RE № 13-14/2007). По информации АП КИТ, в 2006 г. доход только одной такой группировки и только от атак на ИТ-компании превысил 60 млн. долл.


Путилов- Гарфорд на карте Галиция

Чашу терпения ИТ-сообщества переполнило случившееся с компанией «Компоненты и системы»: в середине апреля 2007 г. сотрудники милиции провели на ее складе обыск по подозрению в хранении якобы контрабандно ввезенного товара (спустя два месяца этот обыск был признан незаконным) и изъяли товар на сумму свыше 200 млн. руб.

Чтобы консолидировать усилия по противодействию товарному рейдерству, в конце мая 2007 г. в АП КИТ была создана рабочая группа по защите собственности, которая начала активно действовать по двум основным направлениям. Первое — это содействие совершенствованию законодательства с целью предотвращения товарного рейдерства, второе — соблюдение морально-этических норм в самом ИТ-сообществе, с тем чтобы пресечь каналы сбыта неправомочно изъятого и краденого товара.

В начале июля АП КИТ предложила участникам рынка присоединиться к «Хартии руководителей ИТ-компаний по вопросам этики и защиты собственности» и взять на себя добровольные обязательства по неучастию в неправомерных действиях правоохранительных органов и коммерческих структур, сопровождаемых незаконным изъятием товаров и их последующей реализацией (а по возможности и противодействию). Тогда же Хартию подписали более 50 компаний, к концу 2007 г. — уже свыше 100. Среди них и крупные, которые у всех на виду, средние и небольшие, обычно «не высовывающиеся», опасающиеся коррупции и давления, и те, кого товарное рейдерство, казалось бы, не касается, и участники смежных рынков.

«Подписание Хартии считаю одним из важнейших событий последних двух лет на рынке, — говорит Николай Комлев , исполнительный директор АП КИТ. — Вообще-то к любым декларативным бумажкам я отношусь с изрядным скепсисом. Но в данном случае все иначе. Более того, и бумаги-то как таковой не существует. Есть файл на сайте АП КИТ, а все подписи получены в электронном виде. Тем не менее этот «виртуал» обозначил важный этап зрелости рынка. Это признак того самого гражданского общества, которого в России так не хватает. Гражданское сообщество на отдельно взятом рынке».

В июле 2007 г. Хартию подписала и компания «Ультра Электроникс». После того, как в ходе контрольных закупок в ее магазинах и обысков на ее складах были обнаружены товары, незадолго перед этим изъятые у компании «КиС» и украденные у фирмы «Санрайз». И после того, как на расширенном заседании правления АП КИТ Алексей Галущенко , исполнительный директор «Ультра Электроникс», признал, что его компания продавала конфискованные товары, так как «сотрудничает с РФФИ», и согласился отказаться от подобной практики. Более двух месяцев (с 7 июня) компания не работала, ее склады были арестованы.

Представители «Ультра Электроникс» не раз отвергали свою причастность к противоправной деятельности в связи со сбытом товара, незаконно изъятого у других участников ИТ-рынка, одновременно обвиняя (например, в CRN/RE № 16/2007) «коррумпированные правоохранительные органы», неких «заказчиков» и СМИ в конкурентной атаке на свою компанию.

Несколько слов в защиту...

Дмитрий Хандожко , генеральный директор компании «Техмаркет», директор магазинов-франчайзи ULTRA Connect (Рязань):

«Мы работаем (работали) в качестве франчайзи «Ультры» с ноября 2006 г. Безусловно, чувствовали существенный рост продаж под этим лейблом. Многим даже стали «неудобны» на рязанском рынке.

«Ультра» была самой организованной и самой недосягаемой компанией по ведению бизнеса, у нее было много плюсов по сравнению с любым поставщиком. Можно отметить большой ассортимент товара, лояльность, с которой «Ультра» относилась к своим партнерам, удобство работы. На наш взгляд, «Ультра» просто давно стала «неудобной» на рынке, и не была, как многие считают, разжигателем рейдерства, она сама стала жертвой «нечестной игры» на рынке. Это была компания, которая действительно развивалась очень быстрыми темпами. До сих пор никто не может достичь даже похожих результатов. Мы работаем сейчас со многими поставщиками, и ни один не обеспечивает должного уровня обслуживания и ассортимента.

Безусловно, перерывы в работе «Ультры» в 2007 и 2008 гг. очень сильно сказались и на нашей работе. Мы ставили «Ультру» приоритетным поставщиком, и 90% товара закупали именно в этой компании. Когда не работала «Ультра», не работали и мы. Безусловно, испытывали огромные трудности, по сути, несли убытки вместе с этим поставщиком. «Ультра», я думаю, не возобновит своей работы уже никогда. Если говорить о других франчайзи, то многие думали объединиться и работать дальше под этим названием самостоятельно. Что касается нас, мы провели огромную работу с новыми поставщиками, было трудно, но теперь достаточно уверенно выходим из сложившейся кризисной ситуации. Еще многое, конечно, придется сделать, но самое трудное, на мой взгляд, уже позади».

Тем не менее, по данным АП КИТ, в течение 2007 г. именно эта компания была единственным на рынке крупным каналом сбыта такого товара. Несмотря на все заверения ее руководителей в непричастности. В течение августа–ноября в магазинах «Ультра Электроникс» в ряде городов, в частности Перми, Казани и Санкт-Петербурге, вновь появились в продаже товары, ранее незаконно изъятые у ИТ-компаний.

В конце ноября в очередном обращении к участникам рынка АП КИТ осудила нарушение «Ультра Электроникс» подписанной ею Хартии по вопросам этики и защиты собственности и призвала не поддерживать деловые отношения с этой компанией.

Финал

«Ультра Электроникс» прекратила операционную деятельность: 25 мая закрылся ее последний магазин, еще раньше руководству компании пришлось покинуть свой офис в подмосковном городе Дзержинский.

Напомним вкратце некоторые сопутствовавшие этому события, опираясь на публикации в прессе (наиболее подробные в газетах «Коммерсант» и «Время новостей»). К сожалению, представители компании уклонились от комментариев для CRN/RE.

В конце осени 2007 г., особенно после письма АП КИТ, большинство поставщиков (а всего их было около 230) прекратили поставлять «Ультра Электроникс» товары в кредит, что резко ухудшило финансовое положение компании и возможности ведения бизнеса и, видимо, сыграло решающую роль в ее судьбе.

По данным документа, который в начале 2008 г. «Ультра Электроникс» предоставила своим поставщикам, ее выручка в прошлом году составила 450 млн. долл., т. е. на 250 млн. долл. меньше, чем в 2006 г., прибыль (EBITDA) — 13 млн. долл.

Копились долги банкам и многочисленным поставщикам. Иски последних к «Ультра Электроникс» стали поступать в Московский арбитражный суд с февраля этого года. На начало июня на сайте суда фигурировало уже около 25 таких исков.

В середине февраля банковские счета и склады «Ультра Электроникс» были вновь арестованы — на этот раз по иску Сбербанка, которому компании была должна примерно 220 млн. руб. Московские офисы продаж и склады компании возобновили работу только 12 марта после урегулирования отношений со Сбербанком.

28 февраля компания объявила о программе реструктуризации, конечная цель которой — «разместить акции компании на бирже в 2008-м или 2009 г., привлечь в нее деньги, выплатить долги поставщикам и продолжить развитие бизнеса» (из пресс-релиза).

Ни товара, ни денег

Сергей Цыбаков , генеральный директор компании «Компоненты и системы» отвечает на вопросы CRN/RE:

CRN/RE: Удалось ли вам вернуть незаконно изъятый товар?

С. Ц.: Большая часть товара была распродана, часть где-то спрятана, мы продолжаем вести мониторинг рынка. Товар, обнаруженный на складах фирм, аккредитованных при РФФИ, и на складах «Ультра Электроникс» в Москве и Перми, передан нам как законному владельцу. Но мы пока не можем им распоряжаться, так как он является вещественным доказательством по уголовному делу, и решение о его реализации должен принять суд. Таким образом, мы продолжаем нести убытки из-за постоянного снижения стоимости товара и необходимости оплаты соответствующих складских площадей.

CRN/RE: А деньги?

С. Ц.: Как нам стало известно, фирма «Экон+» успела до ареста Романа Чубатова перечислить на счет РФФИ часть суммы, в которую «независимый» эксперт оценил похищенный товар. Напомню его оценку — чуть более 42 млн. руб., хотя по закупочным ценам его стоимость более 200 млн. руб. Но и эту сумму чиновники РФФИ (теперь уже бывшего) нам не возвращают, не отвечая на запросы или занимаясь отписками. В настоящее время судьба этих денег нам неизвестна, может быть, их уже и след простыл. Видимо, добиться справедливости можно, только путем привлечения внимания СМИ или через суд. А компания продолжает нести дополнительные убытки: прошло более года, но «запущенная схема» всё еще в действии — нам пока не удалось вернуть ни рубля.

CRN/RE: Ваши товары обнаруживались на складах или в магазинах «Ультра Электроникс» в разных городах. Известно, как они туда попадали?

С. Ц.: Этот вопрос больше не к нам, а к следствию. Как ни странно, в ходе следственных действий в июне 2007 г. в Москве было обнаружено сравнительно немного нашего товара, всего на несколько сот тысяч долларов. Осенью открылись филиалы «Ультра Электроникс» в Казани и Перми. Я сам присутствовал при обнаружении похищенного у нас товара (около 28,7 тыс. единиц на сумму более 1 млн. долл. — Ред.) на складе в Перми, и тогда удалось убедить следственные органы в необходимости изъять его в качестве вещдоков. После этого мы просили их выяснить, каким путем этот товар попал из Москвы (где он у нас изымался) в Пермь. Как нам известно, следственные органы неоднократно направляли в Пермь соответствующие запросы и указания, но почему-то ничего не было сделано. Аналогичная ситуация возникла в Казани и Петербурге — в этих городах были факты продажи наших товаров, и материалы находятся в уголовном деле, но и там эти действия не производились. А когда спустя месяцы офисы стали закрываться, то смысла уже не было...

CRN/RE: Получается, что вопросы о каналах поставки и перепродажи изъятых товаров не расследуются?

С. Ц.: То уголовное дело, которое вскоре передается в суд, выделено из «основного» и, как нам известно, не содержит материалов о каналах распространения незаконно изъятого товара. Следователи не занимались пока ролью компаний-реализаторов, и их руководители выступают в этом деле как свидетели. Вопросы о каналах распространения будут расследоваться в дальнейшем в рамках «основного» дела, потому что есть и другие фигуранты, и другие обстоятельства, причем независимо от того, будет существовать «Ультра Электроникс» или нет.

Программа предусматривала реорганизацию бизнеса, сокращение персонала, продажу части активов и др. Чтобы расплатиться по банковским кредитам (общая сумма банковской задолженности на тот момент составляла около 71 млн. долл.), компания предложила банкам в счет оплаты свою недвижимость в Москве и Санкт-Петербурге и схему реструктуризации кредитов. Для урегулирования долгов перед «крупнейшими и наиболее надежными» поставщиками — другую схему: поставщики приобретают акции компании, становясь таким образом ее совладельцами, взамен за реструктурирование долгов и продолжение поставок. Однако, насколько нам известно, никто из крупных поставщиков это предложение не принял.

К началу июня вся имевшаяся у компании недвижимость была продана, тем не менее, как сообщил «Коммерсанту» Владимир Ландау , операционный директор «Ультра Электроникс», задолженность перед банками все еще составляет 10 млн. долл., долги поставщикам — 43 млн. долл. Из активов остались только автомобили общей стоимостью менее 1 млн. долл. и немного техники на складах.

Участники рынка не сомневаются: «Ультра Электроникс» ожидает банкротство, а многие поставщики, не прислушавшиеся к обращению АП КИТ и вовремя не приостановившие продажу ей товара в кредит, уже не смогут вернуть свои деньги. Компании важно прежде всего урегулировать отношения с банками-кредиторами, поскольку в противном случае они могут предъявить претензии акционерам «Ультра Электроникс» ( Михаил Кутузов и Алексей Галущенко ), выступавшим поручителями по этим кредитам.

Последствия

По мнению многих участников рынка, «Ультра Электроникс» была лидером в области технологий продаж, о предлагаемых ею низких ценах говорить не будем: понятно, откуда они могли взяться. Так или иначе, для конечных покупателей и небольших дилеров ее привлекательность как продавца была достаточно велика. Создавая сеть франчайзи, а затем открывая и собственные офисы, она распространяла свою политику и свои технологии продаж и в регионы.

По мере угасания бизнеса «Ультра Электроникс» на протяжении последних месяцев его перехватывали другие компании, и полное прекращение ее деятельности в конце мая не стало сенсацией для рынка.

«Доля компании в основном распределилась между ближайшими конкурентами. Вместе с тем мы не исключаем появления в нише «розничный дискаунтер» новых игроков», — говорит Ирина Шеховцова , руководитель PR-службы компании Merlion.

«Товарные потоки постепенно перераспределялись еще в 2007 г., когда у «Ультры» начали возникать трудности с законом и она не работала на протяжении нескольких месяцев. Покупатели, естественно, пошли к тем игрокам рынка, которые им ближе идеологически. Каждый выбирал, что ему важнее — цены, ассортимент, условия покупки или другое», — считает Андрей Асадчев , руководитель рекламно-маркетинговой службы компании «Санрайз». (Кстати, по его словам, «Санрайз» получила назад примерно 30% украденного у нее товара и на возврат остального уже не надеется, так как он, вероятно, был реализован.)

Многие партнеры-франчайзи «Ультра Электроникс» нашли других поставщиков, но в большинстве случаев они не удовлетворены предлагаемыми ими условиями и технологиями работы. Вполне вероятно, что предложенные «Ультра Электроникс» схемы и технологии продаж со временем переймет кто-то из крупных игроков.

* * *

Все то негативное, что вызвало отторжение и возмущение ИТ-сообщества, не должно повториться. Однако всё положительное, что было в деятельности «Ультра Электроникс», необходимо сохранить, считают участники рынка.

С годами наш рынок становится все более прозрачным, «белым» и цивилизованным, но эти процессы не всегда проходят безболезненно. «Ультра Электроникс» не единственная компания, которая вовремя не осознала, что климат и правила игры на рынке стали другими.

«С проблемой товарного рейдерства мы работали сразу по нескольким направлениям. Наиболее очевидное — законодательное, увы, до сих пор не дало результата. Но мы и не ждали скорой реакции. Тут еще работать и работать. А вот договоренности внутри рынка подействовали, — говорит Николай Комлев. — Когда все отказались торговать краденым (незаконно конфискованным) и прекратили отношения с теми, кто им торгует, автоматически включился чисто экономический механизм».

История падения «Ультра Электроникс» может послужить поучительным примером не только на ИТ-рынке, но и для всего бизнес-сообщества России.

Версия для печати ( без изображений )

rss