Реклама
Реклама
Реклама

Адвокат: Субсидиарная ответственность при банкротстве.

Опубликовано: 01.09.2018

видео Адвокат: Субсидиарная ответственность при банкротстве.

Вебинар «Субсидиарная ответственность в банкротстве: практика успешной защиты за год»

19.03.2018



Одной из последних тенденций в юридической среде является резкий рост дел, связанных с рассмотрением заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей организаций, в отношении которых инициирована процедура банкротства. Выдвигаемые иски связаны с требованием обязать генерального директора, главного бухгалтера, учредителя, номинального и фактического руководителя возместить долги организации-банкрота за счет личных средств и имущества. Рост числа судебных споров связан с существенным изменением российского закона, установлением новых правовых принципов привлечения к субсидиарной ответственности в виде презумпции виновности должностного лица.  Несмотря на конституционное положение о том, что никто не обязан доказывать свою невиновность, закон о банкротстве предлагает привлекаемому лицу в судебном порядке доказывать отсутствие своей вины в банкротстве организации. Пассивный подход или неверный способ защиты собственных интересов повлечет для должностного лица личную материальную ответственность за непокрытые долги юридического лица. В настоящей публикации мы рассмотрим базовые положения закона о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.  


Банкротство - субсидиарная ответственность

Д ействующий закон предполагает, что привлечение к субсидиарной ответственности членов руководства юридического лица при его банкротстве, это не мера наказания за допущенный экономический просчет и деловые ошибки, а правовой механизм восстановления прав кредиторов организации-банкрота.  Данный механизм задействуется, когда имущества и активов юридического лица недостаточно для погашения требований кредиторов, а деловые решения, послужившие причиной банкротства, сознательно принимались в ущерб интересам самого юридического лица, его контрагентам, налоговым органам или иным заинтересованным лицам.

Кто признается контролирующим должника лицом, на которого может быть возложена субсидиарная ответственность?

Принцип закона гласит — если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий / бездействия контролирующего должника лица, то оно несёт субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Контролирующим должника лицом признается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или определять его действия не более чем за три года , предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Закон (статья 53.1 Гражданского кодекса РФ, статья 61.10 Закона о банкротстве) не называет чёткого перечня должностей, указывая лишь на общие правовые критерии, по которым лицо может быть признано контролирующим должника и, как следствие, подлежащим привлечению к субсидиарной ответственности при совершении виновных действий. Основной правовой принцип идентификации состоит в том, что контролирующим должника лицом признается субъект, имеющий фактическую возможность давать обязательные для исполнения указания или иным образом способный определять юридически значимые действия юридического лица. Фактическая возможность управления реализуется не только в виде занятия официальной должности в организации, но и в виде руководства юридическим лицом через номинального директора, через родственные связи, через свойство с лицами, входящими в состав органов правления, через прямое или опосредованное участие в капитале организации-должника и т.д.

Безусловно, что под категорию контролирующего должника лица не должны попадать все без исключения должностные лица. При рассмотрении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности закон обязывает суд, даже несмотря на то, что лицо по формальным признакам или прямому указанию закона относится к числу контролирующих, детально исследовать степень его вовлеченности в процесс управления организацией-должником, то есть оценить его действительную способность принимать значимые для должника решения. По логике закона не может признаваться контролирующим лицом финансовый директор или главный бухгалтер, не наделенные правом первой подписи, правом принятия самостоятельных решений от имени организации и исполнявших указания первого лица в силу служебной подчиненности. Именно суд определяет , будет ли то или иное должностное лицо признано контролирующим должника.

В тоже время из названного правила есть исключение — опровержимая презумпция. Во исполнение норм закона суд по умолчанию признает контролирующим должника лицом, если оно не докажет обратного :

руководителя должника (директора, генерального директора) или управляющую организацию должника, члена исполнительного органа должника (совет директоров, правление, дирекция), ликвидатора и члена ликвидационной комиссии должника; лицо, имеющего право распоряжаться 50 процентами голосующих акцией или более чем половиной долей уставного капитала; лицо, имеющее право назначать руководителя должника.

Отдельного внимание заслуживает вопрос юридической судьбы номинального директора , который зачастую рассчитывает, что, указав на свою формальную непричастность к деятельности юридического лица, он избежит какой-либо материальной ответственности по его долгам. Действующий закон оговаривает, что формальный руководитель не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку его отстраненность от руководства не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления своих обязанностей надлежащего управления юридическим лицом. Номинальный директор понесет субсидиарную ответственность наряду с фактическим руководителем. При всем при этом, номинальный руководитель имеет законную возможность уменьшить долю своей ответственности, если раскроет неизвестную информацию об истинном фактическом руководители или о судьбе имущества организации, за счет которого можно удовлетворить требование её кредиторов.

Следует также затронуть вопрос признания контролирующим должника лицом, субъекта, не имеющего какого-либо отношения к руководству или управлению должником, но извлекшего материальную выгоду из незаконного, недобросовестного поведения его руководителя. Статья 61.10 Закона о банкротстве оговаривает, что извлечение существенной выгоды в виде увеличения или сбережения активов, которая образовалась в результате незаконных и недобросовестных действий руководителя должника, влечет за собой признание выгодоприобретателя контролирующим должника лицом. Например, в случае недобросовестного заключения генеральным директором должника по значительно заниженной рыночной стоимости договора аренды недвижимого имущества, являющегося основным источником дохода должника (при условии, что данный факт повлек наступление объективного банкротства), арендатор имущества подлежит признанию контролирующим должника лицом, если не сможет аргументировано обосновать существенное экономическое отличие цены заключенного договора от иных сделок на рынке.

Другой пример, когда контролирующими должника лицами будут признаны его взаимосвязанные контрагенты, входящие в группу компаний, которые посредством недостоверного документооборота перенесли на должника-банкрота долговую, в том числе налоговую нагрузку.

Контролирующим должника не может быть признано лицо, владеющее менее чем 10 процентами уставного капитала.

Основные принципы привлечения к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов

Контролирующее должника лицо, из-за действий (бездействия) которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, несет субсидиарную ответственность при условии наличия вины . Доказывать отсутствие вины должно само контролирующее лицо. Подобная позиция закона в буквальном смысле обязывает привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо самостоятельно и/или через представителя принимать активное участие в судебном процессе, собирать и представлять соответствующие доказательства.

Невиновность может быть обоснована и доказана тем, что лицо действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, его участников (учредителей), не нарушая имущественные права кредиторов, и, если докажет, что действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов. Иными словами, за контролирующим должника лицом законом сохраняется право на защиту своего делового решения, то есть права доказать соответствие его решения сложившейся практики применения.

Например, отчуждение активов организации (основных средств), повлекших за собой банкротство, затраты на содержание которых в силу сложившейся экономической ситуации превышают извлекаемую прибыль, может быть признано добросовестным действием руководителя должника, направленным на предотвращение еще большего ущерба кредиторам в виде роста кредиторской задолженности.

Кроме того, привлекаемое лицо не лишено права апеллировать к тому, что банкротство должника обусловлено исключительно внешними причинами: финансовым кризисом, аварией, стихийными бедствиями, неблагоприятной рыночной конъюнктурой и т.д.

Рассматриваемые принципы субсидиарной ответственности не освобождают инициатора привлечения к субсидиарной ответственности (заявителя) от обоснования наличия причинно-следственной связи между предполагаемыми виновными действиями и наступлением банкротства должника.

Логично было бы предположить, что привлечение к ответственности возможно лишь в случае прямой взаимосвязи между действиями контролирующего лица и наступлением объективного банкротства. Как отмечалось ранее, судебная практика действительно базируется на оценке степени влияния контролирующего лица, а также установлении либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями и наступившими последствиями. В тоже время законом в вопросе выявления причинно-следственной связи установлены значимые исключения в виде опровергаемых презумпций.

Так предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно в виду совершения действий (бездействия) и, как следствие, наступления нижеперечисленных негативных последствий.

Причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения либо одобрения одной или нескольких сделок должника. Например, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с «фирмой-однодневкой», совершение заведомо убыточных сделок или явно не соответствующий интересам должника. Существенным вредом признается ущерб, причиненный сделками с активами на сумму, эквивалентную 20 — 25% общей балансовой стоимости имущества должника.

Следует отметить, что для постановки вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности по указанному основанию не имеет правового значения тот факт, оспаривались ли ранее сделки в суде на предмет признания их недействительными.

Документы бухгалтерского учета и отчетности, а также документы, хранение которых являлось обязательным, к моменту введения наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют, либо они не содержат обязательной к отражению информации, либо информация искажена, что существенно затрудняет проведение процедур при банкротстве. Негативные последствия предполагают невозможность определить и идентифицировать основные активы должника, невозможность выявить подозрительные сделки или установить содержание принятых органами должника решений.

Несущим субсидиарную ответственность будет являться лицо, отвечающее за организацию ведения, ведение бухгалтерского учета и хранения документов. В «группу риска» попадают генеральный директор как руководитель экономического субъекта-должника и главный бухгалтер при доказанности наличия у него указанных полномочий.

Должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога, а размер доначислений составляет более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди. К ответственности в данном случае привлекается исполнительный орган, возглавлявший должника в период совершения налоговых правонарушений. Контролирующим лицом не внесена либо внесена недостоверная информация в единый государственный реестр юридических лиц или единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц. Важно отметить, что привлекаемое к ответственности лицо вправе обосновать, что выявленные недостатки не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства и что они не могут являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Таким образом, совершение перечисленных действий и наступивших последствий по умолчанию расцениваются законом как причины наступления объективного банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо самостоятельно доказывает отсутствие фактических оснований привлечения к субсидиарной ответственности. Игнорирование данного правила или пассивное поведение в суде при рассмотрении дела повлечет неминуемое возложение субсидиарной ответственности на лиц, в чьей компетенции состояли затронуты вопросы.

Размер субсидиарной ответственности, устанавливаемый для признанного виновным контролирующего лица или лиц, равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, требований по текущим платежам, не погашенных по причине недостаточности имущества должника-банкрота.

Учитывая изложенное, можно констатировать, что механизм привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве схож с иными отраслями права и предполагает обязательное наличие: — субъекта ответственности (контролирующего должника лица); – совершение виновных действий (бездействия); последствия в виде наступления банкротства; — наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием) и последствиями. Существенное отличие принципа субсидиарной ответственности при банкротстве состоит в смещении обязанности доказывания вины от инициатора к защищающемуся. Привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо должно само в судебном порядке представлять доказательства отсутствия невиновности.

Соучастие контролирующих должника лиц

Если погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий нескольких контролирующих должника лиц, они несут субсидиарную ответственность солидарно.

Например, в случае заключения сделки по умышленно заниженной стоимости, солидарную ответственность понесут как генеральный директор должника, так лица, одобрившие данную сделку в силу наличия соответствующих полномочий, например, члены совета директоров.

Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга, и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, например, фактический владелец бизнеса давал указания на работу с фирмами-однодневками, генеральный директор осуществлял вывод активов должника, а главный бухгалтер сознательно искажал данные бухгалтерского учета о наличии основных и оборотных средств, то названные лица понесут субсидиарную ответственность солидарно.

Кроме того, если контролирующие лица действовали независимо, и действий каждого их них было недостаточно для наступления объективного банкротства, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в случае банкротства организации в долях , пропорционально размеру причиненного вреда.

rss